Савин, Фолкнер и Нгуен…

Темные подворотни киевского Подола. Опиумная кальянная мадам Козятиной. Тускло моргает надпись “We know English! Visa accepted! 24h!”

Откуда-то глухо доносится «Fuck the police comin’ straight from the underground…»

На кушетке, присосавшись к кальянной трубке, возлежит Менеджер проектов без галстука. В недрах стоящего рядом мягкого кресла утонул пофигистичный к мирскому его коллега, бухгалтер.

Легкая задымленность и маниакальный блеск в глазах говорящего:

…их стало слишком много! Каждую неделю кто-то спрашивает у меня лично, а получится ли у него стать тестировщиком. Каждый мнит себя уникальным, каждый считает себя подготовленным просто потому, что у него есть «ОГРОМНОЕ ЖЕЛАНИЕ», но он ещё ничего не делал, ничего не пробовал, ни одной книги не прочитал, а если разговор зайдёт про книги, то меня спрашивают, какую конкретно книгу надо прочитать…!

— Дык, скажи им, какую книгу прочитать-то, — из глубин кресла. — у нас даже бухгалтера знают ваши книги. Как их там… Савин, Фолкнер и Нгуен?!

Фолкнер… да, это было смешно.

— Слишком налитературенная особа попалась. Вообще, русскоязычные телеграм-каналы с джунами — это, знаете ли… уникальная хрень.

Дык, если сегодня они хотят ОДНУ книгу, то завтра будут спрашивать, какие конкретно страницы из той книги надо прочитать!

— Нет. Просто им вся эта твоя суета неинтересна. Вспомни школу и что ты делал, когда было нужно что-то сделать как домашнее задание, но делать это не хотелось или это казалось бессмысленным. Ты читал книги целиком для того, чтобы сделать двухстраничный реферат или пресловутый «литературный анализ»?

Мхм… Нет, конечно, я выуживал из книг разрозненные абзацы, собирал их последовательно, и получался вроде бы связный текст, хотя на деле это был бред…

— Ну, а библиотекарю ты что говорил? Здрастути, я вообще-то не хочу, но меня заставили, поэтому дайте мне любую хрень, я руками перепишу сдам и забуду — так было?

Я спрашивал, в какой книге я могу найти материал по нужной теме.

— И библиотекарю казалось, что дело его свято, что тебе нужна вся КНИГА, что ты её целиком прочитаешь и сделаешь выводы, и он тебе её находил… Сегодня ты бы не ходил к библиотекарю, ты насиловал бы гугель в поисках готового реферата по нужной теме. Ты не стал бы даже листать нужные книги, ты обходился бы двумя страницами целиком, даже особо не вчитываясь в них.

Просто у меня тогда настоящего гугеля не было. И я вообще читал запоем много всякого, и когда было интересно, рефераты лились бумажной рекой. А когда было неинтересно — да, я искал простейший выход.

— Все эти люди, которые говорят, что «хотят стать тестировщиками», на самом деле, ищут простейший для них путь к работе, зарплатам и надёжному будущему в их представлении, а ты им в этом не помогаешь. Тебе кажется, что они просят помочь освоить профессию, а им нужно только сделать «минимальный реферат», чтобы казаться теми, кем они себя представляют. Твои ответы правильны, но они подходят только для тех, кто хочет и может пройти весь путь становления профессионала. Прав был Андрей Макаревич, когда сказал, что тем начинающим музыкантам, которым он действительно хотел бы помочь, его помощь не нужна, они сами справятся.

Дык, они же говорят, что хотят стать профессионалами… Я и объясняю с самого начала, что там просто и что там сложно.

— Они-то говорят, а ты воображаешь, что их понимаешь, как тот библиотекарь. Ну, и кто дебил?

Я дебил?!

— Именно это они про тебя и говорят.

Да я им тогда…

— Не перегибай уже перегнутую палку, это не выход. Библиотекарь может не общаться со школьниками, но книги он должен содержать в полном порядке и обязан выдавать их по каждому запросу. Тебя спросили — ты ответил. А Канер ли им в действительности нужен, или Фолкнер — тебя это не касается, бо ты не обязан каждого интересующегося проводить по пути становления профессионала. По этому пути за руку не проведёшь, проповедовать истинную веру им не нужно.

Вообще, ты топчешься у преддверия, в котором обитают души людей нерешительных, с которыми «божественная благодать» не знает, как поступать. Нерешительность их, с одной стороны, стреножит и делает ничтожными, неспособными на настоящие поступки, а с другой стороны, из-за нерешительности они не способны сделать вообще ничего внятного, ни плохого, ни хорошего. Это их и защищает. Но себя они не считают нерешительными или неподходящими для божественного замысла, каким бы он ни был. Просто оставь их такими, какие они есть.

…«И тут он увидел глаза Киры. Кира глядела на него с ужасом и надеждой»…

— Ну, да… Если у тебя есть возможность влиять, то не пользуйся этой возможностью.

Но если просят о куске хлеба…

— …то его надо дать. Кусок хлеба. А не соху с инструкцией по применению, участок земли и алгоритм выращивания злаков.

Дай ему рыбу, и он будет сыт один день. Дай ему удочку…

— …и он будет ворчать о том, что ты мудак, что раньше рыбу давал, а теперь не даёшь. Вернёмся к первой проблеме, которую ты вскользь обозначил: о том, что тебя постоянно спрашивают, а получится ли стать тестировщиком, и ты не знаешь.

И никто не знает.

— Я, кагбэ, знаю. Но это требует какого-то времени на выяснение.

А мы и не спешим.

— Значит, для того, чтобы стать тестировщиком, нужен определённый mindset, а не набор навыков. Навыки нарабатываются и прилагаются, а предрасположение к этому делу нужно природное. Хотя, его тоже можно тренировать, как тренируют детей в школе, но это долго и не факт, что получится. Бо если бы получалось, то любая школа была бы очень эффективным заведением для подготовки всех сразу ко всему сразу.

Так вот, майндсет грамотного тестировщика (а без него реально ничего не получится, можно не трепыхаться) можно проверить на примере написания одностраничного, примитивного реферата про жизнедеятельность известного скульптора О.Пикушена. 30 минут, время пошло, с этим должен справиться не только школьник, но и любой взрослый человек.

Вот, ты, например, что сделаешь?

Нагуглю.

— Реферат?

Если найдётся реферат, то ок. Если нет, то нагуглю всё, что можно, и из того, что соберётся, сделаю реферат.

— А нагуглишь ты гулю с маком, бо скульптора О.Пикушена не существует.

Скульптор О.Пикушен был пчелой укушен

Вероятно, найдётся что-то про скульптора Александра Опекушина (1838 — 1923), но в задании сказано найти информацию про О.Пикушена.

В этом моменте все люди начинают действовать ровно по учебникам для психиатров (к слову о том, насколько мы все уникальны). Они останавливаются и говорят, что ничего не нашли. Или нашли, но не то, поэтому «ой, всё!». Аллес капут. Пусть это будет первая группа.

Вторая группа — те, кто говорят, что ничего не нашли, просят уточнения и предлагают свой вариант, мол, вы могли ошибиться, вот, был же Опекушин. Экзаменатор сделает морду кирпичом и скажет, что по условиям задания, надо искать реферат про О.Пикушена, а не всякие там фигли-мигли… Вы тут что, самые умные?! Заказчик так сказал. Я так сказал. Исполняйте.

Самые слабые отступают в первую группу. Они старались, они предлагали, но всё не так, они ни за что не отвечают.

Другие отступают от «морды кирпичом», но не сдаются. Они ищут аргументы. Они предлагают посмотреть на экран.

А я смотреть не стану, сказал ученый монах Томас Люпиан, когда Галилей, исчерпав все аргументы, попросил монаха взглянуть в телескоп…

— Вот именно. Догматика давит, их легко переубедить. Морда кирпичом просит кирпича, но бить нельзя, Бендер не позволяет. Большинство из второй группы останавливаются перед авторитетом, подавляя своё несогласие. Они боятся неопределённости, они хотят внятности, они могут успешно работать годами, просто делая ровно то, чему их в самом начале научили — примитивные искусства аборигенов Полинезии, культ карго, над которым они же так весело смеются. Они очень хотели бы изучить тест-дизайн, но не могут, бо на проектах этого не требуют, а учить что-то абстрактное самостоятельно они не могут. Они ждут, когда работодатель попросит у них «А научись автоматизировать…»

Их приговор: конкретно-предметное мышление, когда задачи решаются с помощью существующего, реального объекта (ну, или навыка), который конкретен, который можно пощупать. А для айтишника необходимо развитое абстрактно-логическое мышление, оно же мышление абстракциями — то есть категориями, которых нет в природе, и которые можно создавать и пересоздавать условно.

ТИХО! Я понял! Они же подменяют аналитическое мышление логическим, поэтому они никогда не выйдут из логического капкана «я опытный тестировщик, но я не понимаю тест-дизайн, следовательно, я неопытный тестировщик, а я не могу называться неопытным, ведь я уже опытный…» Их я на собеседованиях спрашиваю о том, в чём разница между регрессионным и регрессивным тестированием, и они эту разницу находят и даже объясняют!

— Точно так, детектив Пикачу. Из второй группы тестировщики тоже не получаются.

А теперь те, кто выходят из второй группы в третью. Они видят, что про О.Пикушена информации нет. Они предполагают, что исходные данные ошибочны. Они заявляют об этом, и даже когда их давят авторитетом, они продолжают изыскания. Они ищут уже не аргументы, а аргументаторов — они копают к первоисточникам, они спрашивают, действительно ли надо было искать информацию про О.Пикушена, если найденные данные показывают, что было А.Опекушин (1838 — 1923), и данные валидные, их выдают и википедия, и живой библиотекарь.

Вот с третьей группой можно работать.

Они не боятся спрашивать и сомневаться в требованиях. Они анализируют, и работают с теми данными, которые получены вследствие анализа (даже если данные странные или неоднозначные). Это не скилл развитого тестировщика. Это майндсет, на основе которого складывается скилл развитого тестировщика. Без него никуда.

И ещё есть четвёртая группа… Этих людей мало, но именно их вы ищете. Они могут не просто нагуглить реферат на нужную тему, они могут его самостоятельно собрать из какого-то неструктурированного массива информации. Они могут закопаться до утра в настройке SQLite или настройке вывода команды „ls“, даже если их об этом не просят, и сделают alias ls=’ls —group-directories-first -p -1′ засунут это в .bashrc, чтобы оно работало всегда. По пути они нахватаются информации о том, что ещё вообще можно делать, и интегрируют эту информацию, и в ходе работы будут ВИДЕТЬ решение множества ситуаций, о которых люди из первых групп вряд ли додумаются, даже если их об этом попросят.

Люди из четвёртой группы однозначно могут стать отличными тестировщиками, если захотят.

Люди из третьей группы могут стать нормальными тестировщиками.

Но все те, кто могут стать отличными или нормальными тестировщиками, не спрашивают, могут ли они стать тестировщиками. Прав был Андрей Макаревич. Твоя помощь им не нужна, они сами справятся.

А к тебе обращаются те, кто образует костяк второй и первой групп. У тебя от них передоз. Так закоренелые менты во всех видят ещё не раскрытых преступников, ты видишь лишь характерные роли. Поэтому тебе кажется, что люди тупые, что их надо принуждать читать Канера, и всё такое прочее. Поменяй окружение, этот мир блистает яркими красками.

Где ты вообще придумал этого неправильного архитектора Мендисабале? Пекушин? Пикушин?

— Ох… Когда-то я работал «апиратаром» в интернет-кафе, видел много школьников, которые скачивали себе рефераты самостоятельно. А однажды пришла взрослая тётя, которую дочь послала за рефератом про скульптора О.Пикушена.

Ну, ок. Я поискал, быстро понял, что ничего нет, и попросил уточнить, правильный ли мы ведём поиск О.Пикушена, ведь я нахожу только А.Опекушина (1838 — 1923). Она позвонила дочери за уточнением. Дочь ей объяснила, что такой тупой мамы, как у неё, мир ещё не видел, что она ясно сказала, что ей, блядь, нужно, и что без этого реферата она будет самым несчастным ребёнком во всём городе, и что… Было слышно хорошо.

Ну, ок. Я попросил уточнить, откуда было взято имя искомого скульптора. Мать снова позвонила, и дочь ЧЛЕ НО РАЗ ДЕЛЬ НО сообщила, что это домашнее задание ей по телефону передала подруга, и что подруга не может ошибаться. То есть, ей по телефону по слогам (для повышенной точности) была передана информация. Повышенная точность на стороне приёмника была воспринята буквально. Вот и причина искажения.

Созвучность слов! Корова через «а».

— Точно так. В те времена свободное наличие рефератов в сети было ещё не развито, про Опекушина нашлось только несколько разрозненных журнальных статей. Я предложил тёте собрать из них реферат (ты уже знаешь, как это делается), но она была очень печальная и строга — дочь приказала искать готовый реферат про О.Пикушена. Я предложил сделать реферат из материалов про Опекушена, а потом сделать автозамену по всему тексту, переименовав его в Пикушена. Мне предложили не умничать, заказчик так сказала, я так сказала, исполняйте, вам за это платят деньги. С тех пор я всегда врал, что не умею искать рефераты и курсовые в интернета.

Мадам Козятина! Нам еще трошки угля, пожалуйста… Наконец-то, жара сошла. Такое вот начало лета…

Да… Думаешь, черешня уродится?

— Да пофигу уже…

Разговоры
Разговоры
Савин, Фолкнер и Нгуен…
/

4 ответа на “Савин, Фолкнер и Нгуен…”

    • Йо-хо-хо, знаменитый текст!
      Когда он мне попался впервые, я многое в нем не понимал, ходил к сисадмину выяснять, о чём там имелось ввиду.

  1. Каждый раз, когда меня засасывает в чёрную дыру синдрома самозванца, я прихожу к этой статье, которая немного выравнивает меня с окружающим миром.
    Спасибо.

    • Мадам Козятина (к слову, реальный персонаж) знает своё дело. Иногда надо просто посидеть в кресле и подымить ни о чём.

Добавить комментарий для Victor Dulepov Отменить ответ