На что это похоже?

Мозг настроен не на думание, а на распознавание. Всё, что к телу приближается, мозг рассматривает в стиле «На что это похоже?» и мгновенно принимает решение о том, что делать дальше.

Если «это» распознается как «девица красная», то это можно отложить на потом (можно съесть, если что).

Если «это» мент чудище поганое, то надо бежать, даже если некуда.

Ну а ежели «это» — Lamborghini Gallardo, которое на тебя летит, повизгивая тормозами, то бежать уже некуда, постой и посмотри на эту красоту инженерного тестостерона.

Ну а ежели это девица красная в форме мента поганого за рулем Галлардо… Вот тут прям надо посмотреть и подумать: сразу бежать, или сперва надо доставать столовый прибор. Тут мозг не готов к реакции. Так и помереть легко.

Если кто не знает, то именно для того, чтобы избежать вероятной опасной ситуации с распознаванием, мужчины всего мира тренируются посредством рассматривания картинок с девицами и машинами. Чтобы, значит, если что, то не затупить и суметь спастись.

В общем, мозг лучше знает, как спасаться. Эволюция же.

А теперь неприятный фокус: узнавать что-то новое тестировщикам мешает именно это крутейшее и нужнейшее для выживания нашего биологического вида свойство мозга (быстро всё распознавать).

Дело в том, что узнавание чего-то нового почти всегда связано со сравнением с тем, что уже известно, с «шаблонами», с которыми происходит сравнение. А если подходящего шаблона нет, то мозг постарается подобрать что-то максимально похожее.

Простейший пример:

— …И ещё мы в джунглях ели шашлык из игуаны.

— А на что похоже мясо игуаны?

— Ну, оно чем-то похоже на мясо крокодила.

— А мясо крокодила на что похоже?

— Ну, чем-то на мясо страуса.

— А мясо страуса на что похоже?

— Ну, чем-то на мясо утки.

— Ага, а мясо утки похоже на мясо курицы, только более жесткое. Ок, я понял, мясо игуаны похоже на мясо курицы.

Хочется не изучать контекст и понимать суть, а просто понять, как «это» выглядит, чтобы начать «это» распознавать — так звучит основной запрос всех тех, кто пытается научиться тестированию. Но в тестировании есть множество феноменов, ко встрече с которыми жизнь нас не готовила. Есть множество абстрактных понятий, которые сложно осознать, бо нужен технологический контекст (знать, что такое игуана). Они, заразы, вообще ни на что не похожи.

Собственно, мы почти всё и всегда объясняем не на примере «как оно устроено», и не на примере «зачем оно нужно», а на примере «вот как оно выглядит».

Автомобиль — это когда я быстро и уютно еду на работу. А еще там четыре колеса и мотор. И делает дыр-дыр.

С объяснением «тест-кейсов» и «техник тестирования» всё ровно то же самое — покажи, как это выглядит, я подумаю, на что это похоже, и в будущем буду это распознавать.

Нет.

Не надо так.

Не надо всё сравнивать с чем-то, что уже знакомо, бо это хорошо только в школе, а во взрослой жизни постоянное «сравнивание/распознавание» доведёт до цугундера.

Сказали тебе, что тест-кейс состоит из трех колонок — ну и пишешь все кейсы в трех колонках. Попадется на глаза кейс, написанный в одной строке — будет сбой, и тут уже или мимо пройдешь, или начнешь ныть, что кейсы надо писать только в трех колонках.

Сказали тебе, что тест-кейсы надо разбивать на классы эквивалентности, ты и разбиваешь на классы всё, что под глаза попадает, задолго до момента, когда собственно тесты появляются, и тестируешь всё, даже не понимая по-отдельности смысл слова «класс» и «эквивалентность».

Сказали тебе, что пэйрвайз нужен для того, чтобы уменьшать количество потенциальных тестов, и ты, вообще не парясь, начинаешь применять эту технику и где надо, и где не надо, слепо доверяя непонятному алгоритму.

Не надо так.

7 ответов на “На что это похоже?”

  1. Дадада, «я у вас просил пример, а вы мне объясняете что это и зачем оно нужно, вы мне совсем не помогли»

  2. Вот читаю я вас и киваю, что да, мол, хорошие вещи говорите. А доходит до практики и понимаешь, как делать не правильно… А правильно тогда как?
    И на докладах Вы страшный и злой. И только после понимаешь, что и где использовать можно. А вообще да, ломать нас, тестировщиков надо, чтоб учились думать. А мы ленимся

Добавить комментарий для Аноним Отменить ответ